Сейчас важно, чтобы все платежеспособные страховщики Украины объединились


Тема Законы Украины. Стандарты ЕС

Андрей Перетяжко, Председатель правления СК «ARX»

Андрей Перетяжко, Председатель правления СК «ARX»О работе страховщиков и регулятора над новой редакцией закона «О страховании», непонимании некоторыми участниками рынка требований Евродиректив, новом профессиональном объединении страховщиков, капитализации страхового рынка и сколько страховщиков не выполняет постановление №850, механизмах защиты потребителей страховых услуг, агростраховании и перспективах ОМС рассказал Андрей Перетяжко, Председатель правления СК «ARX».

Как идет работа над новой редакцией закона о страховании. С какими сложностями приходится сталкиваться?

— Нужно понимать, что нынешний закон, по сути, 20 лет не менялся. Рынок за это время существенно изменился. Но самое главное, что в части регулирования рынка текст не соответствует стандартам и требованиям Евродиректив и рекомендациям Международной ассоциации страховых надзоров (IAIS). Для большинства участников рынка эти требования не знакомы и вызывают большое количество вопросов, начиная с классов страхования и заканчивая требованиями к регулятивному капиталу. Не говоря уже о Solvency ІІ. Т.е. первая проблема — рынок учит на ходу матчасть.

Вторая проблема — это большой объем работы и установленные НБУ очень сжатые сроки, в которых приходиться работать ассоциациям и экспертам вместе с НБУ. Последние месяцы количество онлайн-встреч по закону и другим проектам нормативных актов НБУ занимает не менее 12 часов в неделю. В таком темпе очень легко упустить важные детали и сделать ошибки, которые будет сложно исправить и переголосовать в будущем парламенте.

И конечно, основная проблема — это огромное количество правок, предложений от разных участников рынка, которые иногда полностью противоречат сути предполагаемых изменений и затягивают внутреннюю дискуссию.

Есть ли единство на страховом рынке в отношении того, каким должен быть закон?

— На этом этапе, к сожалению, единства страхового рынка быть не может. Весь рынок можно условно поделить на четыре типа игроков:

  • международные и крупные украинские компании, которые знакомы и в большей части соответствуют будущим требованиям закона;
  • компании, которые видят для себя большие риски не справиться с новыми требованиями и пытаются максимально смягчить и оттянуть их внедрение;
  • очень маленькие компании и «спящие» СК (не осуществляющие деятельности);
  • схемные компании.

Понятно, что последние две группы компаний уйдут с рынка, и этот процесс уже активно происходит.

Когда рынок пройдет весь путь трансформации, как это произошло на банковском рынке в 2014-16 годах, у нас появится своего рода единство, которое было в конце 90-х годов, когда и обсуждался Закон «О страховании» в нынешней редакции.

Прозрачность, платежеспособность, защита прав потребителей — это три кита, на которых должен строиться страховой рынок Украины. И здесь не может быть противоречий.

Как вы думаете, останется ли 4 страховых объединения или их число сократится?

— Еще летом 2019 года мы сделали первую попытку объединится. Этот процесс вновь активизировался, когда стало понятно, что рынок перешел под регулирование НБУ. Процесс объединения всегда непростой. Сказываются разные взгляды на то, как должна работать профессиональная ассоциация, какой у нее должен быть ресурс и финансирование, корпоративное управление и механизмы принятия решений. В чем мы точно сходимся со всеми участниками диалога, так это в полной поддержке Белой книги развития страхового рынка от НБУ. Мы хотели бы, чтобы реформирование страхового рынка прошло в полном соответствии с целями и задачами описанными в этом документе и на выходе мы увидели по-настоящему европейский рынок. Когда все участники начнут работать по единым правилам, потребности в четырех организациях просто не будет.

Сейчас важно, чтобы все платежеспособные страховщики, которые поддерживают изменения, объединились, хотя бы на общей платформе для работы с НБУ, Верховной Радой, правительством. И это, в принципе уже происходит. Мы приглашаем на обсуждение нормативно-законодательных актов более 30 компаний, которые представляют более 2/3 всего рынка. Уверен, что регулятору нужна экспертная и политическая поддержки со стороны рынка.

В нынешнем законе виды страхования делятся на обязательные и добровольные, хотя обязательные практически не развиваются (кроме ОСАГО и страхования опасных объектов). Целесообразно ли сохранять такое количество видов и в новой редакции?

— Для этого достаточно посмотреть на отчетность по платежам обязательных видов. ОСАГО обеспечивает львиную долю всех обязательных страховых платежей. Существует еще 2-3 вида, интересных для рынка – это страхование от несчастного случая на транспорте, которое необходимо трансформировать в ответственность перевозчика и страхование ответственности на опасных производствах. Что касается остального: если по виду страхования собирается 2-3 миллиона гривен, а выплаты стремятся к нулю, в чем смысл существования такого вида? В новом законе мы перейдем к классам страхования, как написано в Евродирективе. В каждой стране обязательные виды разные, и они регламентируются отдельными законами, так следует сделать и у нас.

Главным камнем преткновения всегда был размер капитала, достаточного для работы компании. Это и цена входа на рынок и гарантия серьезных намерений. Нужно ли повышать этот показатель или привязывать к объему бизнеса компании?

— Страховые компании относятся не только к финансовому сектору, но и к институтам общественной значимости. Этот бизнес имеет серьезное влияние на жизнь людей и компаний. И логично, что он жестко регулируется. Все заинтересованы в том, чтобы компании выполняли свои обязательства, не создавались пирамиды, а у страхователей было высокое доверие к рынку. Во всем мире входной билет на рынок для банков и для страховых компаний высокий.

Не секрет, что, не смотря на законодательно установленный размер уставного капитала для рисковых компаний в 1 млн евро и 1.5 млн евро - для лайфовых, реально компанию можно было купить за 50-100 тыс. евро. Теперь минимальный капитал не должен опускаться ниже номинальных требований. И это абсолютно логичный подход.

Даже у небольшой страховой компании с небольшим портфелем договоров всегда есть риски, когда эта подушка безопасности может пригодиться: плохой страховой год (несколько крупных убытков в одном периоде), отказ в выплате или банкротство перестраховщика, потери на инвестиционных операциях (дефолты, банкротство банков), девальвация и многие другие.

Ярким примером стечения неблагоприятных обстоятельств для меня стала история одной успешной СК в соседней стране. Компания динамично развивала свой ритейловый бизнес в автостраховании, а кроме того, решила принять участие в международном перестраховании. В один период она получила два катастрофических убытка, одним из которых был взрыв на Фукусиме. На эти потери наложился жесткий экономический кризис и девальвация в стране. Все попытки спасти компанию не увенчались успехом.

Похожие истории были и на украинском рынке. Поэтому требования к минимальному и регулятивному капиталу не теория, а практические уроки потерь акционеров страховых компаний.

Есть ли прогнозы, сколько необходимо дополнительного капитала украинском страховому рынку?

— Регулятор озвучивал предварительные расчёты. Они базируются на той отчетности, которую подали страховщики на 1 июля, когда НБУ взял рынок под свое регулирование. Но ни для кого не секрет, что, несмотря на те усилия, которые НФУ делал в последние годы, проблемы с отчетностью остаются. Соответствует ли отчетность международным стандартам и можно ли доверять выводам аудиторов? Мы знаем, что «креативная» бухгалтерия и откровенные нарушения в оценке активов существуют. Об этом уже успел заявить НБУ. И если брать во внимание, что все эти возможности фальсификации у компаний остались, то любые выводы НБУ сегодня не точны. Предварительно, озвучено, что 57 страховых компаний из 180 не выполняют постановление №850. Но мы понимаем, что этих компаний гораздо больше. Рано или поздно НБУ выявит эти фальсификации и несоответствия, приведет в порядок аудиторские заключения и тогда мы увидим реальную картину.

Во всем этом процессе мы говорим про страховщика и акционера. Но если компании будут выводится из рынка, то пострадают потребители. А механизма их защиты не предусмотрено вовсе. Как тогда быть потребителям, которые не получат свои выплаты по страховым событиям?

— Единственный вид, под обязательства которого во многих странах ЕС создают гарантийный фонд — это ОСАГО, и он у нас есть. Сегодня в фондах МТСБУ более, чем достаточно средств, чтобы отвечать по обязательствам компаний, которые имеют лицензию ОСАГО. Правда, закон несовершенный, и согласно нему МТСБУ не может оперативно проводить выплаты, — пострадавшие вынуждены ждать годами, когда компания юридически будет признана банкротом.

Второй рынок, который в нескольких странах имеет дополнительную гарантию со стороны государства – это накопительное страхование жизни. Но здесь надо сначала улучшить систему надзора и убедится, что компании по страхованию жизни не смогут строить «пирамиды», после которых придется расплачиваться всем страховщикам.

Но как раз таких случаев за последние годы было несколько…

— Основная доля рынка в страховании жизни принадлежит компаниям с международным капиталом. Поэтому глобальных рисков в этом секторе нет. Уверен, что благодаря риск-ориентированному подходу НБУ к проверкам компаний и новым расширенным полномочиям регулятора они смогут защитить потребителей от недобросовестных компаний в этом секторе. Рынок небольшой, поэтому информация о рисковом рыночном поведении игроков очень быстро доходит до регулятора.

НБУ анонсировал, что особое внимание в новой редакции закона они уделят порядку передачи страхового портфеля. Какая модель предусмотрена в новом законе?

— Схема передачи портфеля в этом законе выписана более реалистично. Но я все-равно очень сомневаюсь, что таких случаев будет много на рынке. Чаще всего передаются ритейловые портфели, а больших компаний, работающих с физлицами, которые не смогут выполнить обязательства не так много. Другой вопрос — если они не могут выполнить обязательства, значит у них проблема с капиталом, то есть нет резервов, которые можно передать с портфелем. Тогда остается коммерческий вопрос — сколько может стоить база данных этих клиентов и стоит ли она годового платежа, который покупателю придется фактически внести в компанию, чтобы расплатится по обязательствах? Думаю, нет.

Я больше верю в естественный переток клиентов, когда хорошие продавцы, понимая, что компания на грани банкротства, будут мигрировать со своими клиентами в разные компании. Мы будем разговаривать с профессиональными командами продавцов и предлагать разные условия сотрудничества. С одной стороны, мы понимаем, что наши условия, например уровень комиссионного вознаграждения, может быть менее привлекателен, но с другой стороны со временем такие агенты могут зарабатывать больше и главное, всегда будут уверены в качестве продуктов и сервисе, который они продают людям.

Страховому рынку нужно не только регулирование, но и развитие новых видов, которые бы подтолкнули нас. В свое время это было агрострахование с господдержкой. В каком виде может существовать такая поддержка сейчас?

— Тут не надо выдумывать велосипед. Первое — это накопительное страхование жизни. Любая инициатива возникает там, где интересы всех стейкхолдеров сходятся. Как только мы будем находить ниши, которые интересны только государству или страховому рынку — господдержка не сработает. А в случае со страхованием жизни — это очевидно. В Украине соотношение премий по life и non-life составляет 10%, в то время как в Польше 45%.

Сегодня у клиентов, которые хотят накапливать деньги на разные цели нет доступных и надежных инструментов. Банки не предлагают долгосрочные депозиты с плавающей ставкой, фондового рынка у нас нет. Если у нас всего этого нет — почему бы не дать возможность развиваться накопительному страхованию жизни? У людей под матрасами лежат деньги, они их копят на черный день, на пенсию, на свадьбу, на квартиру детям. Государство заинтересовано в длинных деньгах. Без них невозможно обеспечить ипотечную программу. А страховщики как раз могут купить такие длинные облигации.

Кроме того, нужно гармонизировать налогообложение дохода от разных инвестиций. Сегодня налоговые ставки по страхованию жизни не могут конкурировать с 0% ставкой по гособлигациям.

А банки опять заговорили о возврате к нулевой ставке по депозитам! Пока не произойдет гармонизация налогообложения — говорить о развитии накопительного или инвестиционного страхования невозможно.

Также нужны льготы для страхования. В Польше, когда люди поняли, что злотый — ненадежная валюта и она девальвирует, все стали покупать доллары. Экономисты увидели, что огромное количество денег не работает на экономику и ввели льготное налогообложение для финансовых посредников. Появилась армия предпринимателей-страховых посредников, которые убеждали людей в выгодности долгосрочных страховых программ. Через три года после этого у них появилось 120 тыс. страховых агентов. Кроме этого, они ввели для инвестиционного страхования льготное налогообложение. Это позволило привлечь миллиарды долларов на фондовый рынок и на рынок корпоративных облигаций.

Вторым локомотивом рынка может стать агрострахование. Мы — аграрная страна и этот продукт интересен всем сторонам. Ведь у нас 12 лет не было катастрофических событий, а в этом году случилась засуха на юге. Климатическая ситуация ухудшается и, по прогнозам ученых и перестраховщиков, дальше будет еще хуже. Поэтому на первом этапе надо запустить агрострахование с господдержкой. И мы рады видеть проект закона, предложенный Правительством в этом отношении. Очень хочется верить, что мы больше не повторим негативный опыт с Агропулом 2012-2013 годов.

Третья составляющая — страхование ответственности. Это может быть страхование профессиональной ответственности, ответственности производителей, D&O. Но это эволюционный процесс. Развитие законодательтсва, судебной системы и защита прав потребителей в разных секторах приведет к спросу на страхование ответственности.

А что будет с ОМС, оно будет обязательным видом или медстрахование будет и дальше развиваться за счет корпоративных клиентов?

— Это сложно комментировать, т.к. тема очень политизирована. Мы находимся на шпагате. Медицинская реформа идет по пути: шаг вперед, два назад. Надо понимать, что любая медицинская реформа занимает не менее 5 лет. И введение ОМС не решит все проблемы отрасли, особенно проблему финансирования. Это больше похоже на популизм. Но как только мы остановимся на какой-то модели медицинского обеспечения и пациенты начнут понимать, какие услуги государство покрывает, а что нужно оплачивать самостоятельно — тогда страховщики смогут предложить массовые, недорогие продукты медицинского страхования. Пока же корпоративное страхование ДМС занимает львиную долю этого постоянно растущего сегмента рынка.





ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ