Страховому рынку нужен проактивный надзор, а не реактивный, как сейчас


Тема Страховой надзор

Катерина Рожкова, Первый заместитель Председателя НБУ

Катерина Рожкова, Первый заместитель Председателя НБУ С 1 июля НБУ станет Регулятором на финансовом рынке. О том, насколько «Сплит» будет безболезненным для страховщиков и чего ждать рынку, стоит ли ожидать послаблений текущего регуляторного режима, как Нацбанк будет бороться с незаконными операциями на страховом рынке, как изменится форма отчетности и аудита страховщиков, как НБУ будет защищать права застрахованных и об участии страховых компаний в фонде гарантирования Первый зампредседателя НБУ Катерина Рожкова рассказала в интервью FinClub. Фориншурер выбрал самое главное для страховщиков.

– Как карантин повлиял на подготовку к «сплиту», который состоится 1 июля? Сможет ли НБУ сделать этот переход безболезненным?

– В период карантина НБУ не пересматривал свои планы, и «сплит» уже готов на 90%. Мы полностью вписываемся в наш график получения функций от Нацкомфинуслуг. Работа кипит по всем направлениям.

Первое – мы показали рынку свое видение будущей работы и регулирования. Мы опубликовали шесть «белых книг» по основным сегментам небанковского рынка [в том числе и по страховому рынку – Ред.]. Это наши путеводители. Ключевые идеи документов лягут в основу готовящихся законопроектов и регуляций.

Второе – мы внесли изменения во внутреннюю структуру Нацбанка. Провели открытые конкурсы на должности руководителей вновь созданных департаментов, сейчас победители конкурсов проходят необходимые формальные процедуры. Параллельно мы укомплектовываем персоналом профильные подразделения.

Третье – продолжаем работу с отчетностью небанковского рынка. Свыше тысячи компаний уже протестировали подачу отчетности и прошли регистрацию на нашем сайте.

Еще остается ряд технических вопросов, но для меня важно, чтобы мы по сути и по процессам были готовы к «сплиту». Мы теперь «чувствуем» небанковский рынок не только в плане подготовки концепций, но и в плане работы с «живыми» компаниями. И с 1 июля готовы к выполнению новой для себя функции.

Стоит ли рынку ожидать каких-то послаблений текущего регуляторного режима?

– Мы продолжаем придерживаться позиции, что с 1 июля для компаний все останется так, как было. Поменяется только адрес для подачи отчетности. А новое регулирование будет появляться постепенно, по мере появления новых законов и подзаконных актов.

Необязательно новые требования будут идти в сторону ужесточения. Лишь два сегмента небанковского рынка требуют более пристального внимания – страховые компании и кредитные союзы, поскольку они работают с деньгами населения и бизнеса. Мы спросили у страховщиков, видят ли они необходимость в послаблении существующих требований. НБУ готов обсуждать все моменты, но пока единого предложения не получил.

– На страховом рынке есть компании, которые работают не совсем прозрачно и не совсем честно. Как вы будете их контролировать?

– Судьбу компании должен выбирать собственник или менеджмент. А НБУ предоставит достаточный адаптационный период, в течение которого каждый участник рынка сможет перестроиться на работу по новым правилам. Главное – захотеть. Я бы хотела, чтобы все компании перестроились и остались на рынке.

Если говорить о рисковом страховании, то этот рынок очень неоднородный. Мы не будем мириться с незаконными операциями. Также мы против псевдостраховой деятельности, когда компания собирает премии, но не осуществляет выплаты. Есть около 40 обязательных видов страхования, которые порождают нерыночную конкуренцию, а часто и откровенный демпинг. В результате мы получаем проблемы со страховыми выплатами и платежеспособностью компаний. Поэтому перечень обязательных видов существенно сократится. В перспективе будет отменено госрегулирование стоимости обязательных видов, например, автогражданки.

Но, повторюсь, у каждого страховщика и всех участников рынка будет достаточно времени для адаптации к новым требованиям.

– Ситуацию на рынке лайфового страхования можно назвать критической. Как сделать страхование жизни действительно долгосрочным инструментом инвестирования?

– Если сравнивать лайфовые и рисковые компании с точки зрения корпоративного управления и качества активов, то компании по страхованию жизни находятся на порядок выше. Закон устанавливает более жесткие требования к качеству активов, которые могут приниматься в покрытие резервов. У лайфовых компаний более консервативная бизнес-модель.

Если же говорить о развитии и популяризации страхования жизни у населения, то первый и, пожалуй, самый главный необходимый для этого аспект – это макрофинансовая стабильность. Ведь лайфовое страхование – это долгосрочная инвестиция. А у нас за последние 30 лет было четыре кризиса, каждый из которых сопровождался всплеском инфляции, обесцениванием гривны, активов, банковскими банкротствами. Чтобы планировать долгосрочную перспективу, нужна макрофинансовая стабильность. Сегодня она уже есть: мы сейчас находимся в кризисе, но банковская система в порядке, инфляция низкая, валютный рынок стабилен.

Второй аспект – это наличие развитого финансового и фондового рынков. В этом случае лайфовые компании могут инвестировать привлеченные средства украинцев. И с этим у нас очень плохо – возможности очень ограниченны. Мы надеемся, что с развитием внутреннего фондового рынка ситуация поменяется.

Третий аспект – это вопрос финансовой культуры и грамотности населения. Частые финансовые потрясения привели к тому, что люди не строят долгосрочных планов. Спрос на накопительное страхование очень низок. Но я надеюсь, что финансовая стабильность будет способствовать развитию финансовой культуры.

Также не нужно забывать, что государственная пенсионная система никогда не сможет обеспечить тот уровень жизни, который каждый из нас хотел бы иметь по окончании трудовой деятельности.

Для того чтобы на пенсии чувствовать себя более комфортно, нужно инвестировать на протяжении жизни. Сегодня мы видим, что объем лайфового страхования составляет меньше 10% от общего страхования. А наша цель к 2025 году – достичь 20%. Это очень амбициозная цель, но мы готовы вместе с рынком работать для ее достижения.

– Страховые компании, в том числе лайфовые, отчитываются ежеквартально, аудит проходят раз в год. Какие изменения планируются в этом направлении?

– В первую очередь нас волнует качество наполнения отчетов. Сейчас отчетность построена очень сложно, в ней трудно что-то понять. Второй момент – это ее периодичность. Страховые компании не могут отчитываться раз в квартал или тем более раз в год. Очевидно, что с 1 июля ни суть, ни частота подачи отчетности не поменяются. Но надеюсь, что к 1 июля мы уже будем готовы обсудить с рынком планируемые изменения. Их внедрение – это вопрос как минимум следующего года.

Кроме того, планируем провести работу с аудиторами. Сейчас банки обязаны публиковать аудированную отчетность по международным стандартам. Такие же требования мы планируем распространить и на страховые компании.

В перспективе мы добавим рейтингование, аналогичное SREP для банков. Это будет оценка корпоративного управления, систем внутреннего контроля, управления рисками, достаточности капитала и ликвидности. По результатам такой оценки мы определяем интенсивность надзора.

– В последние годы несколько лайфовых компаний исчезли с рынка вместе с деньгами клиентов. Как можно предотвратить такие случаи? Как защитить страхователей?

– Такие случаи действительно были. И для их предотвращения как раз и нужен проактивный надзор, а не реактивный, как сейчас. Мы будем не просто фиксировать проблему, а будем делать диагностику, прогнозы, пытаясь превентивно предотвращать риски.

Кроме того, в украинском страховании не урегулирован вопрос вывода с рынка неплатежеспособных страховых компаний или добровольный уход. У банков есть несколько вариантов решения этого вопроса: это возможность передачи активов и пассивов, присоединение, слияние, сдача лицензии без ликвидации юрлица. У страховщиков таких возможностей нет. Поэтому над этим вопросом мы работаем в рамках предложений к проекту закона «О страховании». Небанковскому рынку необходимы такие же механизмы. Все для того, чтобы компания честно покинула рынок, а страхователь оставался защищенным.

– Еще один важный аспект – это вопрос гарантирования вложений украинцев в компании по страхованию жизни. Будете ли вы лоббировать распространение гарантий ФГВФЛ на лайфовые страховые накопления? Такие законопроекты уже готовились.

– Мы открыто говорим о необходимости таких гарантий. Но прежде нужно решить ряд вопросов. Первый вопрос – это модель самого фонда. Будет ли это в рамках уже существующего Фонда гарантирования вкладов физических лиц или будет создан отдельный фонд? Если это реализовывать в рамках уже существующего Фонда, то сначала необходимо решить вопрос его платежеспособности – у ФГВФЛ есть обязательства перед Министерством финансов, которые нужно урегулировать. А кроме того, уже сейчас стоит вопрос об увеличении суммы гарантированных банковских вкладов.

Второе – страховой рынок должен быть готов как к регулярным отчислениям взносов в Фонд, так и к вступительному взносу для новых участников.

При этом чтобы гарантировать страховые накопления, мы должны быть уверены в качестве самих страховых компаний. Ведь что произошло на банковском рынке во время кризиса? Банки, которые имели более качественное корпоративное управление и управление кредитными рисками, заплатили за банки с более низкими стандартами.

– Идея создания отдельного фонда гарантирования для страховых компаний также обсуждалась, но расчеты показали, что страховщики не смогут содержать такой фонд. Какой сценарий вы считаете наиболее оптимальным?

– Я не думаю, что нам нужно создавать еще один фонд. Команда ФГВФЛ достаточно профессиональная, имеет хороший опыт разных видов урегулирования и оценки активов. Я считаю, что нам нужно начать решать накопленные вопросы задолженности Фонда и параллельно работать над повышением платежеспособности страховщиков. И только после этого будет целесообразно поднять вопрос участия лайфовых страховщиков в этом фонде.

– Перечисленные вами нововведения требуют изменения законов. Кто и когда их будет вносить в Раду, и есть ли у этих инициатив поддержка? Разные версии нового закона о страховании обсуждались больше 10-ти лет, но его принять не смог ни один созыв Рады.

– Мы обсуждали этот вопрос с главой профильного комитета Даниилом Гетманцевым еще до того, как был проголосован сплит. Мы договорились, что в течение 2020 года все необходимые предложения по проектам законов передадим в комитет. Сегодня у нас практически готовы предложения по рамочному закону о финуслугах. Это наш основной документ.

До конца мая планируем подать предложения по законопроекту о страховании, а в июне – о кредитных союзах. Мы сконцентрировались на этих двух сегментах, поскольку они являются наиболее рисковыми для населения. Мы хотели бы, чтобы эти проекты законов попали в Раду до 1 июля, то есть до момента сплита. Остальные законопроекты тоже в работе. Мы готовим их вместе с рынком, я верю, что не будет никакого сопротивления, и рынок нас поддержит.





ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ