Страховая отрасль в ближайшие годы столкнется с рядом вызовов и возможностей. Что ждёт страховщиков Европы?


Тема Прогнозы и тенденции рынков

Андреас Брандштеттер, Президент Insurance Europe, CEO UNIQA

Андреас Брандштеттер, CEO UNIQA Insurance Group, Президент Insurance EuropeПредседатель правления UNIQA Insurance Group Андреас Брандштеттер, недавно избранный на генеральной ассамблее Президентом Insurance Europe, рассказал о целях федерации на следующие три года и основных задачах, стоящих перед организацией.

Insurance Europe, представляющая интересы 34 европейских страховых и перестраховочных ассоциаций Европы, ведет интенсивный диалог с соответствующими институтами ЕС, включая работу с комиссарами финансового рынка, деятельность по защите прав потребителей и внутреннего рынка.

Как президент организации, он хочет построить мост между законодателями и страховой отраслью, чтобы в ходе дискуссий по вопросам регулирования голос страхового рынка был услышан. Также г-н Брандштеттер пообещал способствовать удовлетворению потребностей отрасли и новых стран-членов ЕС в Центральной и Восточной Европе.

— В течение следующих трех лет наша отрасль столкнется с рядом вызовов и возможностей. И чтобы уверенно войти в будущее, нам следует оглянуться на наше прошлое. Например, только в 2018 году европейские страховщики должны выполнять требования нового Положения о стандартизированных розничных и страховых инвестиционных продуктах (PRIIPS), новой Директивы о реализации страховых услуг (IDD) и нового Общего регламента по защите данных (GDPR). Цель этих инициатив — обеспечить дополнительную защиту для потребителей, и эту цель полностью поддерживают страховщики. Однако выполнение новых правил будет сложным и дорогостоящим, что приводит к значительным рискам несоблюдения требований.

Информация, которую страховщики должны предоставлять, не всегда является полезной или понятной. Например, по некоторым продуктам только к процессу продаж могут применяться до шести разных европейских директив, а иногда требуется, чтобы одна и та же информация предоставлялась несколько раз, но в различных формулировках и форматах. Ключевой задачей моего взаимодействия с законодателями будет решение проблем дублирования и перегрузки информацией, а также вопросов, связанных с подготовкой нового регулирования. Донесение нашего видения и коммуникация от лица одной организации с четко выраженной позицией станут важными предпосылками для успеха в реализации этой задачи.

Другой проблемой является Директива Solvency II, которая рассматривает страховщиков, как если бы они были краткосрочными инвесторами, когда они таковыми не являются. В результате, Solvency II значительно увеличивает стоимость долгосрочных страховых продуктов без уважительной причины. Это, в свою очередь, ограничивает способность страховщиков осуществлять долгосрочные инвестиции, как раз в то время, когда Европейская комиссия хочет увеличить инвестиции и стимулировать рост в ЕС.

В каком положении, по вашему мнению, оказался страховой бизнес и где есть потенциал для дальнейшего развития?

— В целом, я считаю, что наша отрасль находится в очень хорошем состоянии. Она представляет собой весомую составляющую индустрии финансовых услуг, поскольку является единственным участником этого пространства с по-настоящему долгосрочной бизнес-моделью. Это позволяет нам справляться с финансовой нестабильностью, а также обеспечивать долгосрочную защиту для клиентов.

Поэтому мы считаем, что долгосрочную бизнес-модель необходимо сохранять и защищать. Мы должны оставаться бдительными, чтобы не перейти к краткосрочному подходу в результате непреднамеренных последствий регулирования. Я также вижу огромный потенциал в увеличении европейского благосостояния, ведь нашей отрасли предоставляется возможность перейти от узкой роли поставщика страховых продуктов к интегрированному поставщику услуг.

Существуют ли какие-либо препятствия для роста страхового рынка ЕС?

— Наша отрасль сталкивается с такими проблемами, как низкая процентная ставка, непреднамеренные последствия регулирования и растущая цифровизация. Однако я считаю, что построенная на прочных основах осмотрительности и управления рисками, наша отрасль может справиться с этими проблемами и продолжить процветать и расти.

Стоит также отметить, что такие вызовы, как обострение киберрисков, актуальны для других отраслей и могут оказаться возможностью потенциального роста для нас.

Поскольку законодательство 2-го уровня было принято с задержкой, введение IDD и PRIIPS последние два года откладывалось. Как вы относитесь к феномену принятия с задержкой необходимых исполнительных и делегированных правовых актов?

— В целом у страховой отрасли очень мало времени для внедрения новых правил. Традиционно, ЕС выделяет на период введения нового законодательства два года. Однако на практике страховщики могут начать выполнять новые правила только после того, как будут полностью доработаны и опубликованы подробные требования. Поэтому большая часть из двух лет сейчас идет на разработку детальных инструкций, в результате для их реализации остается мало времени.

Этот недостаток времени создает много неопределенности для страховщиков и существенно увеличивает риск несоблюдения требований. Поэтому законодатели должны нести ответственность за правильную организацию процессов. И это означает не только устранение проблем в существующем законодательстве. Речь также идет об анализе процессов подготовки регулирования, обеспечении его ориентированности на потребителя и дальновидности. Новые правила должны обеспечивать законодательную определенность и давать достаточно времени для их реализации. Также может быть полезным тестирование в реальных условиях и открытое обсуждение альтернативных методов с нашей отраслью.

Как страховые компании в ЕС справятся с повышением требований на европейском и национальном уровне?

— В связи с большим объемом новых требований, которые недавно начали действовать для нашей отрасли, мы считаем, что необходим период стабильности, чтобы эти новые правила улеглись. Поэтому я намерен активно агитировать за это и, чтобы законодательство ЕС больше учитывало потребности малых и средних страховщиков.

В ближайшие месяцы должна быть пересмотрена Директива по автотранспортному страхованию MID. Какие преимущества и недостатки вы видите в этих изменениях? Как они повлияют на национальные страховые рынки?

— Директива MID на протяжении многих лет зарекомендовала себя как эффективный инструмент защиты участников дорожного движения и способствовала тому, чтобы свобода передвижения в Европе стала реальностью. Поэтому мы приветствуем усилия Европейской комиссии, чтобы MID продолжала играть эту роль посредством надлежащей защиты жертв дорожно-транспортных происшествий и обеспечения того, чтобы со страхователями обходились справедливо и без дискриминации. Мы также согласны с оценкой Комиссии, что MID в качестве основы подходит для высоко и полностью автономных транспортных средств, которые, как ожидается, появятся на дорогах Европы в ближайшие годы.

С другой стороны, мы обеспокоены предложенной новой сферой применения Директивы. В частности, мы считаем, что несчастные случаи, вызванные сельскохозяйственной, строительной, промышленной, автогоночной или выставочной деятельностью, не должны включаться в обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Определяющим фактором для сферы применения должно быть использование транспортного средства в дорожном движении. Мы также обеспокоены предложением Комиссии о стандартизации истории убытков. Это предполагает значительные усилия по соблюдению новых требований со стороны страховщиков, без какой-либо понятной практической пользы. По нашему мнению, новое предложение решает проблему, достаточные доказательства которой отсутствуют.

Какова ваша позиция в отношении панъевропейского личного пенсионного продукта (PEPP)?

— Пока еще слишком рано оценивать его преимущества и недостатки, учитывая, что окончательный проект не согласован. Для того чтобы PEPP выполнил свои амбициозные цели, он должен быть безопасным, переносимым, долгосрочным и по-настоящему пенсионным продуктом, который обеспечит информацию, адаптированную к каждому вкладчику во всех государствах-членах. Это должен быть продукт, которому доверяют вкладчики, у которого есть этап накопления и декумуляции, и который позволяет как можно большему количеству вкладчиков снизить риски. К сожалению, по некоторым вопросам проект, который сейчас обсуждается между институтами ЕС, не обеспечивает такого уровня безопасности для вкладчиков. Кроме того, если мы хотим избежать правовой неопределенности, еще предстоит обсудить много важных вопросов.

Поэтому мы призываем законодателей выделить достаточно времени для обсуждения технических сложностей предложения и, следовательно, для подготовки эффективного и рабочего PEPP.

Какой из аспектов страхования автомобилей вы считаете самым насущным с точки зрения автоматизации?

— Особое внимание уделяется данным, которые генерируют сами транспортные средства. Все больше автомобилей производят данные. Согласно законодательству ЕС, эти данные обычно рассматриваются как персональные, и поэтому принадлежат водителям. Собственникам автомобилей предстоит решить, какие поставщики услуг смогут получить доступ к их данным. Это даст возможность воспользоваться рядом инновационных услуг, таких как дистанционная диагностика для более эффективного ремонта и персонализированные договоры страхования.

Однако производители автомобилей в настоящее время работают над системами, которые сделают их единственными хранителями доступа к данным. Это может привести к тому, что водителям будет сложнее предоставить поставщикам услуг доступ к данным и ограничит преимущества самих водителей. Производители автомобилей хотят контролировать объем и качество предоставляемых данных, что также ограничит доступ водителей к инновационным услугам.

Поэтому Insurance Europe призывает Еврокомиссию принять законодательные меры для того, чтобы любые системы доступа к данным о транспортных средствах контролировались водителями, и поставить всех поставщиков услуг в равные условия, гарантируя, что они смогут получить прямой доступ к данным без помех со стороны производителей автомобилей.

В следующем году будет избран новый Европейский парламент, а мандат Европейской комиссии завершится. Какой путь, по вашему мнению, выберет Европа и страховой бизнес?

— Предстоящие выборы чрезвычайно важны. Многое будет зависеть от того, какое место займут партии, придерживающиеся крайних политических взглядов, и как это повлияет на регулирование. У нас также будет новая Комиссия. Здесь вопрос заключается в том, останется ли новая Комиссия политически мотивированной, или будет больше сосредоточена на технических вопросах, таких как разработка и качество регулирования. В результате мы готовимся представить планы нашей отрасли – краткосрочные и долгосрочные – новым членам Европейского парламента и новой Комиссии, стремящимся к глубокому пониманию нашей бизнес-модели.

Какое влияние на страховой рынок ЕС окажет выход Великобритании из Европейского союза?

— С момента голосования в 2016 году мы постоянно удивляемся повороту событий, поэтому я не берусь предсказывать будущее. Тем не менее Insurance Europe продолжает и будет продолжать активно сотрудничать с законодателями как в ЕС, так и в Великобритании, чтобы инициировать взвешенные решения этой важной проблемы.






ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ