Начать с чистого листа. Страховой сектор Украины получит новую и эффективную модель надзора


Тема Страховой надзор

Игорь Пашко, Председатель Нацкомфинуслуг

Игорь Пашко, Председатель Нацкомфинуслуг


Украинский страховой рынок находится на пороге серьезных изменений. Однако ужесточение требований к прозрачности, надежности и ответственности компаний — далеко не самое главное. Фото: Сергей Владыкин / ДС.

Страховой сектор получит совершенно новую и в разы более эффективную модель надзора, за которую сами страховщики борются уже далеко не первый год. О том, какой должна быть роль регулятора, о грядущих законодательных новшествах, а также о мерах влияния на «проблемные» точки рынка рассказал председатель Нацкомфинуслуг Игорь Пашко.

— В последнее время ведется немало разговоров о том, что в Нацкомфинуслуг назревают большие перемены. В чем они заключаются?

— Комиссия действительно подошла к очень важным, в некотором роде революционным преобразованиям. В первую очередь, мы говорим об усилении роли регулятора, его независимости в принятии решений, о формировании соответствующей законодательной базы, а также о нормальном и стабильном финансировании. Только при выполнении этих условий Нацкомфинуслуг сможет достичь успеха в реорганизации и оздоровлении рынка, направив его развитие в нормальное русло и добившись уже к 2020 году интеграции в европейскую финансовую систему.

— О какой именно законодательной базе идет речь?

— Краеугольный камень фундаментальных законодательных изменений — это, конечно же, новая редакция закона «О страховании», который был принят в первом чтении в марте 2016 года. На данный момент он находится в профильном комитете, и готовится ко второму чтению. Хочу отметить, что финальная версия документа будет существенно доработана, с учетом замечаний и пожеланий депутатов, комиссии и, конечно же, страхового рынка.

— Расскажите более подробно о тех нововведениях, которые он предусматривает?

— Новшеств очень много. Они касаются и урегулирования деятельности агентов, и процедур по передаче портфелей, и проблемных вопросов, связанных с ликвидацией компаний и их выведением с рынка (в том числе, что касается права Нацкомфинуслуг инициировать банкротство неплатежеспособных страховщиков). В итоге, формируется совершенно новое законодательное поле для развития страховой отрасли в Украине.

Кроме того, необходимо вносить изменения в закон «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг», чтобы устранить разночтения с законом «О страховании».

Еще один насущный вопрос — завершение работы над изменениями в закон «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств», благодаря которым пострадавшие смогут получать выплаты из фондов МТСБУ еще до начала процедуры банкротства страховых компаний. Также важно, чтобы заработал электронный полис ОСАГО, который необходим для перевода рынка «автогражданки» на качественно иной уровень прозрачности.

— Насколько известно, помимо закона «О страховании», ведется длительная работа над изменениями в профильный закон об ОСАГО, который тоже очень важен для рынка. Почему парламент до сих пор его не рассмотрел?

Было принято решение о доработке некоторых норм, которые касаются структуры и деятельности координационного совета МТСБУ. Именно это и стало причиной того, что голосование законопроекта откладывается. Причем, все комитеты, которые его изучали, дали положительные заключение. Поэтому с возобновлением работы Верховной Рады, мы надеемся, что этот документ попадет в сессионный зал парламента. Каких-то явных «тормозов» для его принятия мы не видим.

— В мае прошел первое чтение законопроект №2413 относительно консолидации функций государственного регулирования рынков финансовых услуг. Какова его дальнейшая судьба?

— Сейчас он находится в комитете по вопросам финансовой политики и банковской деятельности, который готовит его ко второму чтению, для чего даже создана отдельная рабочая группа. Фактически, этот закон предусматривает передачу функций комиссии Национальному банку. А вот как это будет реализовано, сейчас обсуждается в Комитете ВРУ. Но независимо от того, в какой форме и структуре будет существовать Нацкомфинуслуг, регулятор должен быть эффективным, и, как уже было сказано выше, сильным и независимым.

— Вернемся к вопросу о финансировании комиссии. Вы поддерживаете идею, что регулятора должен содержать рынок?

— Да. Такой механизм успешно работает во многих странах. Например, в Германии четко определен процент, который компания отчисляет на содержание регулятора. Эта модель вводилась поэтапно. Сначала финансирование распределялось между государством и рынком в соотношении «50 на 50», затем «75 на 25», а впоследствии было полностью переложено на плечи страховых компаний и других игроков.

Размер отчислений формируется исходя из конкретных потребностей регулятора, и он должен быть четко регламентирован. Более того, во многих странах страховые и финансовые компании, кредитные союза за каждую проверку платят сами.

— Но ведь финансирование — это все равно не гарантия качества работы комиссии…

— Мы это понимаем, и поэтому хотим, как можно быстрее перейти к модели пруденциального надзора и к модели риск менеджмента, что является принципиально новым подходом к регулированию. То есть, к упреждению проблем вместо «вычищения» последствий. Для этого нужно провести работу с большим пластом компаний, которые находятся в плачевном состоянии.

Она будет заключаться в том, что сначала мы избавимся от страховщиков, которые фактически являются «мертвыми душами». Мы уже проводим эту работу — на сайте комиссии регулярно регулярно публикуются распоряжения об исключении таких компаний из ДРФУ. К сожалению этот процесс идёт не так быстро, как того хотели бы члены Комиссии, т.к. процедура очень зарегулирована. Здесь мы уже инициировали ряд изменений в законодательную и регуляторную базу.

Затем займемся оздоровлением тех компаний, где это еще возможно, и, самое главное, у их собственников есть понимание, что это оздоровление необходимо. Этот процесс уже начался с введением новых требований к резервам и активам страховщиков, которые вступили в силу в мае этого года.

В безальтернативных случаях мы будем прибегать в принудительной ликвидации. Без санации либо реструктуризации, а с формированием ликвидационной массы и прохождением усеченной процедуры банкротства с выплатами кредиторам согласно очереди.

Это значительно упростит и ускорит вывод безнадежных игроков с рынка, и, самое главное, мы наконец-то уйдем от процедуры аннулирования лицензий, которая никоим образом не стимулирует акционеров страховых компаний спасать свой бизнес.

Кроме того, Нацкомфинуслуг будет глубже работать с рисками, анализировать обстоятельства, которые могут привести компанию к неплатежеспособности.

Этот подход, кстати, очень сильно перекликается со стандартами и методами надзора на европейском рынке, которые мы стремимся имплементировать в Украине. Также необходимо, чтобы комиссия получила инструментарий, который позволит с наименьшими потерями выходить из кризисных ситуаций. Что для этого нужно? Пересмотреть меры воздействия, которыми обладает регулятор, и которые себя совершенно не оправдывают.

— Как изменятся способы влияния Нацкомфинуслуг на рынок?

— Инициировано три группы мер. Корректирующие, которые предусматривают некие рекомендации компаниям по результатам проверок с целью устранения недочетов в их работе, которые угрожают стабильности страховщиков. Они не будут обязательными. Но компании, которые не выполнят эти рекомендации, попадут в зону повышенного внимания со стороны комиссии и будут отнесены к наиболее рисковым.

Следующая группа мер — это штрафы, предупреждения и прочие санкции. Их задача стимулировать страховщиков не допускать нарушений в будущем.

Третий вид — пресечение допущенных нарушений, что будет выливаться в некие ограничения, накладываемые на деятельность компаний.

Также мы предложили ввести термин «фиктивная деятельность». Наличие признаков фиктивности будет означать исключение компании из реестра, вплоть до ее принудительной ликвидации.

— По каким параметрам будет делаться вывод, что эта компания фиктивна, а та — нет?

— Основные критерии фиктивности — это неподача отчетности, отсутствие по месту регистрации и прочие «маркеры», которые указывают на то, что компания создана не для ведения бизнеса, а занимается псевдо-услугами либо незаконными операциями. Это станет еще одним элементом чистки рынка, и поводом для вмешательства в деятельность подобных структур правоохранительных органов.

— Предусмотрено ли разделение страховых компаний на группы или кластеры, которые, по идее, должны облегчить надзор?

— Согласно проекту закона «О страховании», все страховщики будут поделены на две группы. В одну из них войдут крупные компании, в другую — мелкие и средние. Для небольших компаний будут применяться упрощенные требования к регуляторному капиталу, для крупных, скорее всего, усиленные нормативы, частично взятые из европейских стандартов Solvency II.

Первый шаг в этом направлении был сделан еще в мае 2016 года, когда комиссия подготовила новую редакцию требований к активам и резервам, и на данный момент она обсуждается с рынком. Это распоряжение очень важно, так как оно создает для рынка своеобразную «подушку безопасности», и фундамент для глубокой капитализации компаний.

— А как обстоит ситуация с жалобами на работу страховщиков, и как на них реагирует регулятор?

— Количество жалоб, которые получает комиссия, постоянно сокращается. Но, вместе с этим, растет объем выплат, которые осуществляют компании по предписаниям комиссии. За 2013 год было 40 млн грн, за 2015 год — 68 млн грн, за 2016 год — 105 млн грн.

Это не очень хорошая тенденция, так как высокая результативность работы регулятора по жалобам означает лишь то, что у страховщиков огромное количество проблем, и их финансовое состояние за последние годы ухудшилось. И, опять-таки, если бы работали новые законодательные требования, о которых мы говорили, с этими компаниями разговор велся бы в другой плоскости. То есть, речь бы шла либо об их оздоровлении, либо, в конце концов, ликвидации, что является гораздо более конструктивным подходом, чем выплаты по принуждению.

— И все же, стоит ли ожидать на страховом рынке большой «чистки», по примеру той, что проходит в банковском секторе?

— На комиссию возложена важная функция защиты прав потребителей, что отличает нас от других регуляторов. И если даже предположить, что мы начнем активную «расчистку» рынка, моментально возникнет вопрос, что делать с целой армией страхователей, перед которыми обанкротившиеся компании не могут выполнить обязательства. Именно поэтому все изменения учитывают интересы страхователей, и проходят длительное обсуждение, так как наша ключевая задача — не навредить.

— То есть, вы за менее радикальные методы общения с подопечными?

— Нам очень важно выстроить постоянный диалог с рынком, с ассоциациями, и совместно воспитывать культуру страхования. Кроме того, еще одна важная инициатива — это предоставление профильным ассоциациям более широких полномочий. Иными словами, они получат определенные права, и частично возьмут на себя роль по регулированию рынка. Да, расширение полномочий произойдет не сегодня и не завтра, но мы об этом уже задумываемся.

………………………………

Беседовал: Павел Харламов






ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ