Создание финансового мегарегулятора в Украине в условиях кризисного состояния экономики является нецелесообразным


Тема Страховой надзор

Максим Поляков, Народный депутат Украины

Максим Поляков


На рассмотрении Верховной Рады почти год находится проект Закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг (№2413 от 20.07.2016).

Законопроектом предусмотрена механическая передача полномочий Нацкомфинуслуг в первую очередь НБУ (93% всех поднадзорных Нацкомфинуслуг финансовых учреждений) и НКЦБФР с целью консолидации регулирования.

Такой подход не решает проблем государственного регулирования финансового сектора.

Во-первых, сохраняется сегментарный подход к регулированию, что создает дополнительные проблемы для проведения реформ. Так, предусматривается реформирование пенсионной системы при поддержке МВФ, создание накопительного общегосударственного пенсионного обеспечения, основная роль в котором отводится администраторам пенсионных фондов и компаний страхования жизни.

Результатом внедрения законопроекта будет расторжения регулирования указанных субъектов между двумя государственными органами, и как следствие, проблемы с внедрением единых подходов пенсионного обеспечения. Кроме того, среди субъектов, которые регулирует Нацкомфинуслуг, есть ряд субъектов, которые никак нельзя отнести к финансовым учреждениям. Тем более тех, которые не заслуживают регулирования Национальным банком. К ним относятся частично финансовые компании, классические кредитные союзы, ломбарды.

Во-вторых, в условиях кризисного состояния экономики реформирование финансового сектора с созданием мегарегулятора является нецелесообразным, поскольку опыт стран, которые его ввели, свидетельствует о полном снижении эффективности, финансового контроля и надзора, особенно на начальном этапе, когда происходит переподчинение функций существующих органов управления.

Сочетание в одном органе полномочий нормативного регулирования и надзора приведет к возникновению значительных бюрократических преград, процветанию коррупции и безответственности. В большинстве стран, надзор за всеми субъектами осуществляет мегарегулятор, а законодательное и нормативное регулирование отнесено к компетенции другого органа, в частности, Министерства финансов.

Среди многих стран только в примерно 50-ти существует единственный мегарегулятор, и только в 7 из них функции мегарегулятора выполняет Центральный банк страны. Зато в большинстве стран функции мегарегулятора выполняет иной орган, чем Центробанк.

Например, в таких странах, как Австрия, Эстония, Исландия, Латвия, Япония, Польша создан отдельный орган надзора за финансовыми рынками, в компетенцию которого входят вопросы надзора за банками, страховыми, инвестиционными компаниями, компаниями по управлению активами, инвестиционными и пенсионными фондами, рынком ценных бумаг, услугами по переводу средств и учреждениями с электронных денег.

В Венгрии и Германии в свое время были созданы единые регуляторы банковского и небанковского надзора. Но, по выводам экспертов МВФ, совмещение функций контроля за банками и небанковскими учреждениями оказалось неэффективным, и они рекомендовали сконцентрировать исключительно регулирования банковского сектора в Национальный банк Венгрии. Даже в развитой финансовой системе Германии сочетание функций надзора за банковскими и небанковскими финансовыми учреждениями оказалось неэффективным. Поэтому предложено банковское регулирование сконцентрировать в систему Бундесбанка.

Создание мегарегулятора, который выполняет надзорные и регуляторные функции, в основном внедрены в Великобритании и странах, которые были ее колониями, а также в странах СНГ.

В-третьих, на сегодня фактическое создание мегарегулятора "на базе" Национального банка будет только мешать НБУ выполнять его основную функцию закрепленную Конституцией Украины, а именно обеспечение стабильности национальной денежной единицы.

Результатом банковской реформы стало, по данным специалистов банковской сферы, потеря 435 млрд. грн. активов банковской системы, что составляет примерно 22% ВВП.

Например, в начале 2014 года активы банковской системы составляли $132 млрд., а по состоянию на конец первого квартала 2016 - примерно $50 млрд. Потери оборотных средств предприятий реального сектора экономики составляют 82 млрд. грн., в том числе страховых компаний - около 2 млрд. грн., инвестиционных компаний и пенсионных фондов - около 1 млрд. грн. И, к сожалению, это не конец.

Национальный банк, начиная с 2014 года, уменьшил количество банков на 76 единиц и планирует дальнейшее сокращение их количества с целью стабилизации системы. При таких условиях к системе надзора Нацбанка будут переданы более 2100 новых субъектов регулирования, количество которых возросло за предыдущий год на 10%, а количество обособленных подразделений - на 1000 единиц.

Таким образом, вместо реформирования финансовых рынков, будет предложено механическое сокращение субъектов рынка, о котором уже было заявлено руководством Нацбанка. Легко спрогнозировать, что это приведет к невыполнению обязательств перед клиентами, рост социальной напряженности, дальнейшей потери доверия к финансовому сектору.

Наиболее масштабным примером непрофессиональной работы Национального банка ситуация, которая сложилась с ПАО «Дельта Банк».

Этот сомнительный опыт применен в ситуации с банком «Михайловский» и «ФИДОБАНК», который кроме роста количества проблем с махинациями в банковском секторе и потерь юридических и физических лиц, еще и продолжает создавать нагрузку на государственный бюджет.

В целом возвращение 63 млрд. грн. физическим лицам из Фонда гарантирования вкладов физических лиц профинансировано почти на 80% за счет государственного бюджета.

В-четвертых, с принятием законопроекта будет создана проблема неравенства банковских и небанковских финансовых институтов перед законом.

В частности, по системе гарантирования вкладов - на сегодня только депозиты физических лиц размещенных в банках гарантированы такой системой, а также механизма поддержки ликвидности - соответственно только банки сегодня имеют право пользоваться кредитами Национального банка.

Также Национальный банк вынужден будет взять на себя функцию защиты прав потребителей финансовых услуг, что является несвойственной функцией Национального банка (законопроект предусматривает выполнение нормативно-правовых актов Нацкомфинуслуг Национальным банком). В то же время Нацкомфинуслуг 2015 года рассмотрено более 5000 жалоб по невыплате и нарушения прав клиентов финансовых компаний.

Итак, еще раз хочу спросить у вас: «Нужно ли в такой ситуации и целесообразно ли НБУ заниматься функциями защиты интересов потребителей небанковских финансовых услуг?»

Ответ: «Нет!» Финансовому рынку страны нужно другое!

Специализированные органы регулирования финансового рынка - это сегодня скорее преимущество, чем недостаток отечественной системы регулирования в целом. Наши усилия должны быть направленные на совершенствование деятельности существующих регуляторов с целью достижения ими европейских стандартов качества работы и защиты прав потребителей.

Предложенное в законопроекте создание мегарегулятора может иметь также политический подтекст, ведь будет сформирована очень влиятельная организация, имеющая значительно больший вес, чем отдельные регуляторы. И хотя мегарегулятор в пределах страны дает больше технических возможностей для привлечения экспертов, более масштабного сбора и анализа информации, нельзя недооценивать значение такого института на политико-экономической арене страны, и поэтому к созданию мегарегулятора следует подходить с большой осторожностью и тщательностью.

Кроме того, внедрение мегарегулятора осуществляется в странах, где действуют мощные транснациональные финансовые конгломераты и субъекты предоставляют клиентам унифицированные финансовые продукты, как пакет финансовых услуг, к которым относятся банковские, страховые, инвестиционные, а также действуют унифицированные подходы к государственному регулированию субъектов объектов надзора и устойчивое законодательство.

В настоящее время в Верховной Раде готовятся к принятию законопроекты о защите прав потребителей финансовых услуг, потребительское кредитование, страхование, обязательное страхование владельцев транспортных средств, ломбардной деятельности, о рынках капиталов и деривативов и готовятся новые редакции законов о негосударственном пенсионном обеспечении, обязательное медицинское страхование. Эти законы значительно сменяют подходы к деятельности и государственного регулирования субъектов рынка и учитывают Директивы ЕС.

К сожалению, законопроект не дает никаких ответов на все вышеупомянутые вопросы, а также не уделяется никакого внимания финансированию деятельности новых регуляторов после возложения на них новых функций. Указанное распыление функций надзора и регулирования приведет к снижению эффективности самого регулирования и потребует значительных ресурсов Национального банка.

Учитывая вышесказанное, а также то, что положения законопроекта являются устаревшими и неэффективными, целесообразно инициировать отзыв на доработку законопроект о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг ( № 2413 от 20.07.2016), и предусмотреть в новой редакции новые системные подходы государственного регулирования и надзора в соответствии с лучшим мировым опытом, учитывать, в том числе, решения вышеупомянутых проблем и будет способствовать эффективному реформированию и развитию финансовой системы Украины с рассмотрением окончательной редакции законопроекта на Совете реформ при Президенте Украины с участием НБУ и Нацкомфинуслуг.






ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ